Вы здесь

Проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов в целях выявления в них коррупциогенных факторов

Управлением Минюста России по Тамбовской области в соответствии с Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральным законом от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и приказом Минюста России от 1 апреля 2010 г. № 77 «Об организации работы по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и уставов муниципальных образований» проводится антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов Тамбовской области при мониторинге их применения и при внесении сведений в федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, а также уставов муниципальных образований и муниципальных правовых актов о внесении изменений в уставы – при их государственной регистрации.

Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов области проводится одновременно с их правовой экспертизой.

В 2017 году такая экспертиза проведена в отношении 1290 нормативных правовых актов, по результатам которой в 28 нормативных правовых актах области (АППГ – 44) были выявлены коррупциогенные факторы, из них: 1 постановление главы администрации Тамбовской области (АППГ – 1) и 27 приказов иных органов исполнительной власти области (АППГ – 37).

В постановлениях администрации Тамбовской области в отчетном периоде коррупциогенные факторы не выявлялись (АППГ – 6).

Анализ нормативных правовых актов, в которых были выявлены коррупциогенные факторы, показывает, что наибольшее количество коррупциогенных норм выявляется в сфере предоставления государственных услуг. Так, к примеру, в отдельных административных регламентах закреплены завышенные требования, предъявляемые к лицу, реализующему свое право и т.д.

Всего в отчетном периоде в 28 нормативных правовых актах области выявлено 64 коррупциогенных фактора (АППГ – в 44 актах выявлено 98 коррупциогенных факторов), в их числе:

1)      широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (подпункт «а» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 (далее – Методика) – 10 (АППГ – 28);

2)      выборочное изменение объема прав – возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (подпункт «в» пункта 3 Методики) – 5 (АППГ – 18);

3)      отсутствие или неполнота административных процедур – отсутствие порядка совершения органами государственной власти или органами местного самоуправления (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка (подпункт «ж» пункта 3 Методики) – 3 (АППГ – 3);

4)      наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права, - установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям (подпункт «а» пункта 4 Методики) – 28 (АППГ – 15);

5)      юридико-лингвистическая неопределенность – употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера – 2 (АППГ - 1)

6)      нормативные коллизии - противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае (подпункт «и» пункта 3 Методики) – 16 (АППГ – 31).

Управление ежемесячно направляет в прокуратуру области экспертные заключения с выявленными коррупциогенными факторами, сообщает о случаях длительного отсутствия результатов их рассмотрения. В свою очередь, прокуратура области по запросам Управления, направляет акты прокурорского реагирования, содержащие выводы о наличии коррупциогенных факторов.

Устранение коррупциогенных факторов, также, как и приведение региональных нормативных правовых актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством, на основании заключений Управления может быть сделано двумя способами: внесением изменений и отменой. Причем первый способ, на наш взгляд, более предпочтителен.

Внесение изменений в нормативный правовой акт предполагает корректировку нормы, содержащей коррупциогенный фактор, при этом происходит замена коррупциогенных положений – некоррупциогенными. Отмена нормативного правового акта или его отдельных норм не предполагает замены другим нормативным актом или одной нормы другой, что может, в свою очередь, также породить коррупциогенные факторы (например, такие как чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества, принятие нормативного правового акта за пределами компетенции). Разработка и принятие изменяющего нормативного правового акта, устраняющего коррупциогенный фактор, предпочтительна тем, что в данном случае нет временного разрыва в правовом регулировании.

На основании соглашений с администрацией Тамбовской области и Тамбовской областной Думой антикоррупционной экспертизе подлежат также проекты областных актов на стадии их разработки. Таким образом, дается оценка не только действующего, но и предполагаемого законодательства, что позволяет своевременно выявлять многие коррупциогенные факторы еще на проектной стадии и принимать меры по их устранению.

Так, в 2017 году из 277 рассмотренных проектов региональных актов в 25-ти были выявлены коррупциогенные факторы (АППГ – из 203 в 14-ти).

Впоследствии в 12 нормативных правовых актах выявленные коррупциогенные факторы были устранены в соответствии с экспертным заключением Управления (АППГ – 10).

За 2017 год Управлением проведена антикоррупционная экспертиза 19 уставов (АППГ – 24), 347 муниципальных правовых акта о внесении изменений в уставы (АППГ – 339).

В рамках участия в нормотворческой деятельности органов местного самоуправления были проанализированы 14 проектов уставов (АППГ – 17) и 161 проект муниципального правового акта о внесении изменений в уставы (АППГ – 172).

По результатам проведенной антикоррупционной экспертизы признаки коррупциогенности были выявлены в 2 проектах уставов (АППГ – 8), 33 проектах муниципальных правовых актов о внесении изменений в уставы (АППГ – 30), 21 муниципальном правовом акте о внесении изменений в уставы (АППГ – 11).

Всего в 56 муниципальном правовом акте о внесении изменений в уставы и уставах муниципальных образований области и их проектах в отчетном периоде было выявлено 82 коррупциогенных фактора (АППГ – в 49 выявлено 78 коррупциогенных факторов), в их числе:

-широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) (подпункт «а» пункта 3 Методики) – 40 (АППГ – 58);

-определение компетенции по формуле «вправе» - диспозитивное установление возможности совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) действий в отношении граждан и организаций - подпункт «б» пункта 3 Методики) – 0 (АППГ – 1);

-принятие нормативного правового акта за пределами компетенции - нарушение компетенции государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) при принятии нормативных правовых актов (подпункт «д» пункта 3 Методики) – 0 (АППГ – 8);

-отсутствие или неполнота административных процедур – отсутствие порядка совершения органами государственной власти или органами местного самоуправления (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка – 1 (АППГ – 0);

-нормативные коллизии - противоречия, в том числе внутренние, между нормами, создающие для государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае (подпункт «и» пункта 3 Методики) – 41 (АППГ – 11).

На сегодняшний день в Управлении уже сложилась определенная практика выявления коррупциогенных факторов в региональном законодательстве, а также практика участия в устранении указанных факторов. Работа по их устранению осуществляется при активном сотрудничестве с органами государственной власти области и органами прокуратуры.

Результатом совместной работы и активного сотрудничества органов государственной власти области, Управления, органов прокуратуры на территории Тамбовской области является повышение уровня правой грамотности, а также улучшения качества нормотворчества.

Стоит заметить, что органы государственной власти Тамбовской области соглашаются с выводами, изложенными в заключениях по результатам проведения антикоррупционной экспертизы, и вносят соответствующие изменения либо отменяют нормативный правовой акт. За отчетный период возражения от органов государственной власти области не поступали (АППГ – 2).

Сравнительный анализ показателей отчетного периода и АППГ в деятельности по проведению антикоррупционной экспертизы свидетельствует о наличии следующих тенденций:

Во - первых, устойчива тенденция выявления коррупциогенных факторов в нормативных правовых актах органов исполнительной власти об утверждении административных регламентов. Указанная тенденция обусловлена значительным количеством актов в указанной сфере, а также динамичностью изменения законодательства в сфере предоставления государственных услуг;

Во - вторых, увеличивается многообразие сфер общественных отношений, а также разнообразие коррупциогенных факторов.

В I полугодии 2017 года 1 независимый эксперт, уполномоченный на проведение экспертизы на коррупциогенность прекратил свою деятельность в связи с истечением срока действия свидетельства об аккредитации в качестве независимого эксперта, одновременно, 1 независимый эксперт, уполномоченный на проведение экспертизы на коррупциогенность получил аккредитацию в Министерстве юстиции Российской Федерации в установленном порядке.

 

Таким образом, на территории Тамбовской области осуществляют деятельность в качестве независимых экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы 5 лиц, аккредитованных Минюстом России (1 юридическое и 4 физических). Со всеми независимыми экспертами Управлением заключены соглашения о взаимодействии.

28 мая 2012 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).